История давнего чека

Нравятся вам рассказы о старых делах? Читайте еще один.

История давнего чекаВ ноябре 2009 года банк уведомил клиента об аресте банковского счета, согласно решению судебного исполнителя. Представляете – живет себе человек, ходит на работу как ни в чем не бывало, ни о чем не подозревает, и вдруг звонок из банка: "Ваш счет арестован, вы должны ни много ни мало сто восемьдесят тысяч шекелей".

Чек, по которому открыли дело у судебного исполнителя, был на сумму семь с половиной тысяч шекелей. Правда, выписали его аж в октябре 1986 года. Дело у судебного исполнителя открыли в мае 1987, уведомление моему клиенту передали якобы в июле 1995, но на протяжении всего срока, в течение четырнадцати лет, никаких действий против него не предпринимали, пока в один прекрасный день не проснулся клерк адвокатского офиса и не решил подать просьбу арестовать банковские счета.

Аргументов, чтобы оспорить чек, у меня было, как зерен в гранате, но прежде всего предстояло доказать, что у клиента "нет сестры". Вернее, биологическая сестра у него как раз была, но сея песня не о ней – мне предстояло доказать, что уведомления об открытии дела у судебного исполнителя клиент не получал, иначе, прав он или нет, оспорить взыскание чека у него не было возможности.

Сам чек, по которому открыли дело, выписывал не клиент. Его выписывал давний партнер клиента, некий Пупкин. Партнерские отношения у клиента с Пупкиным не сложились, и – так говорил клиент – Пупкин забрал без спроса чековую книжку.

Мы утверждали, что уведомления об открытии дела у судебного исполнителя клиент не получал, что право взыскания по чеку устарело, что Пупкин не имел права подписывать чек.

Вообще, мы еще многое утверждали, но по сути я понимал, что даже если удастся доказать, что уведомления об открытии дела клиент не получал, нам все равно будет сложно оспорить само право Пупкина подписать чек и - в особенности - оспорить право третьей стороны и её основания ЗНАТЬ, что Пупкин не имел права выписывать чек.

За покерфейсом уверенного в себе игрока я отчаянно блефовал, понимая, что в итоге клиенту, скорее всего, придется оплатить несколько десятков тысяч шекелей.Но иногда, когда твои аргументы не очень, приходит помощь извне. Хорошим людям, как говорится…

Вначале у истца не было объяснений, почему в течение стольких лет он не предпринимал действий по взысканию долга, и клиенту сняли арест с банковского счета. Наши паруса окрепли от попутного ветра.

Потом, о чудо, на первое заседание суда не явился адвокат второй стороны. Работник адвокатского офиса пришел на заседание вместо него, вручил судье больничный, и у того не было другого выбора, как перенести слушание дела.

И тут мне действительно улыбнулась фортуна – в тот же день, в офисе, зачем-то набрав имя адвоката второй стороны в поисковике, я обнаружил, что в день суда тот вовсе не болел, а представлял другого клиента в Тель-Авиве.

Пришло время метать гром и молнии – я подал просьбу судье, которому предъявили липовый больничный, и жалобу в коллегию адвокатов. Гамбит против адвоката сразу принес плоды, и через неделю мы пришли к соглашению, что клиент выплатит пять тысяч шекелей, а дело против него будет закрыто. Соответственно, мы отозвали жалобу в коллегию адвокатов. Ну, вы же понимаете …

О чем этот текст?

Советовать никогда не иметь дело с такими Пупкиными просто. Раз, два, а то и несколько раз судьба сводит нас с различными людьми, которые появляются в нашей жизни потому, что нам это зачем-то надо, и мы, вновь и вновь наступая на грабли, пожинаем плоды этих встреч.

Уничтожайте неиспользованные чеки. Если вы когда-то потеряли чековую книжку, вы можете сами проверить у судебного исполнителя, не открыто ли против вас дело – достаточно "поднять" все открытые дела по номеру удостоверения личности. Согласен, иногда лучше не знать. Но на мой взгляд, всегда лучше знать, чем получить арест счета на сумму, в десятки раз превышающую изначальную сумму задолженности.

И да, в век, когда все наши движения отслеживаются, не предъявляйте в суде, работодателю или жене липовый больничный. А если уж предъявили, позаботьтесь, чтобы вас не встретили где-нибудь в ресторане с любовницей.

Кажется, оговорился я о ресторане с любовницей. Но это уже другой рассказ.